вперед и вверх

ПРО ТО - КАК ДИКАРИ С КРИЗИСОМ СТОЛКНУЛИСЬ

В мире кризис возник стремительно и неожиданно, как цунами. Большое видится на расстоянии. Может быть, недостаточно времени прошло, чтобы разобраться в причинах и следствиях, но мы попробуем. Для этого окунемся в атмосферу сказки. Ненадолго, на пять минут.

ИТАК:

У дикарей древнего могучего племени нука-нака эквивалентом обмена продовольственными и промышленными товарами являются раковины брюхоногого моллюска отряда Mesogastropoda.

Договорились эти почтенные граждане, которых мы в гордыне своей называем дикарями, что чашка фруктов стоит одну раковину, а праздничный костюм из пальмовых листьев стоит уже четыре раковины несчастных брюхоногих. Если количество товаров, которыми пользуются дикари и количество раковин равновесно – рынок устойчив, торговля процветает, производство пальмовых юбок растет, палки-копалки охотно раскупаются трудолюбивыми копателями.

В понедельник, один из самых хитрых сынов великого племени нука-нака по имени Хапа-Хапа начал обменивать полезные товары так же и на красивые речные камешки и убеждать всех, что это вполне нормальные деньги. Наивные дикари поверили ему. Они не стали слушать мудрых старцев, которые рекомендовали не нарушать привычный уклад жизни. Все очень хотели стать богатыми, не прилагая никаких усилий для обеспечения себя, своего племени самым необходимым.

Печально, но у Хапы-Хапы нашлось множество последователей. Одни эквивалентом обмена листики акации. Другие трактовали в качестве платежного средства речной песок. Появились и более диковинные «ценности», например: результаты собственной жизнедеятельности.

Действия Хапы-Хапы и его многочисленных последователей превзошли все ожидания. Жители племени нука-нака сразу стали богатыми. Вокруг хижин стали расти горы камешков, песка, листиков и отходов жизнедеятельности. Последнее обстоятельство чуть-чуть не ввергло в коллапс хрупкую экологическую среду тропических джунглей. Но неожиданно возросший спрос подстегнул трудолюбие изготовителей копалок, юбочек, бус и прочего дикарского инвентаря. Как на дрожжах росли хижины. Производство развивалось какими-то сумасшедшими темпами. Казалось, что наступила эра всеобщего благоденствия.

Хапа-Хапа и его друзья дают в долг всем остальным всякую ерунду и говорят:

- Бери, не жалко!!!! Я себе еще накопаю!!!!

Остальные радостно набирают долги и закупают несметное количество юбочек, копалок, бус и разных других украшений, заказывают себе роскошные хижины, не замечая, что работают уже давно на Хапу-Хапу, что все ему должны, и никто не думает даже, как из этого долга выбираться. Чтобы отдать долг - надо взять в долг под новые проценты, перекредитоваться, а там хоть трава не расти.

Сбылась мечта дикарей! Стали они богатыми. Работаешь, не работаешь!!! Не важно!!! Пошел к Хапе-Хапе, листиков набрал – еще две хижины заказал. А главное: камешков много, песку много, палки - копалки дорожают. А всем плевать, можно еще больше долгов набрать, ведь дают легко, можно сказать навязывают даже.

И вдруг…… (Разумеется, в понедельник) Хапа-Хапа подходит к одному из соплеменников по имени Нафиг-Нафиг и говорит:

- Послушай, Нафиг-Нафиг, ты у меня сколько камушков назанимал? Пора отдавать!

А Нафиг-Нафиг говорит Хапе-Хапе :

- Пошел ты, – говорит, – На фиг! – он так всегда всем говорил, наверное, его за это так и прозвали.

Хапа-Хапа сделал вид, что расстроился и отобрал на фиг у Нафиг-Нафига все его хижины, копалки и бусы. Теперь несчастный даже без юбочки ходит.

Но ведь незадача какая, долги не только Нафиг-Нафиг не вернул, поэтому очень хитрый Хапа-Хапа сказал:

- В долг больше не даю. Пошли вы все… туда, куда меня посылаете.

Все посмотрели вокруг, а вокруг кошмар! Все запуталось. Никто не понимает, что теперь, сколько стоит, что дороже листики или камешки…. Цены вдруг падать начали, поэтому все барахло, которое Хапа-Хапа у Нафиг-Нафига отобрал теперь дешевле в три раза, и Нафиг-Нафиг Хапе-Хапе еще два раза по столько должен. Один знакомый Хапы-Хапы совсем разорился. Ему долги никто не отдал. Расстроился этот знакомый, жизнь ему не мила стала. Ушел он в лес, сначала плохих грибов наелся, потом на ядовитого паука сел, а потом в озеро к крокодилам прыгнул. Но крокодилы от него во все стороны шарахнулись. Даже они с Хапой-Хапой и его друзьями не связывались. Поэтому знакомый счеты с жизнью так и не свел, а поплелся в свои хижины укушенное пауком место лечить.

А в это время – ситуация запуталась настолько, что дикари вспомнили про то, что мудрые старцы чего-то такое, вроде кому-то, вроде про что-то там говорили. Пришлось к ним обратиться.

Мудрые старцы, кряхтя, полезли в гору. На этой горе они всегда обсуждали проблемы, которые не могли разрешить простые жители племени. Но результата это мероприятие не возымело.

Старцы доели остатки продовольствия всего племени и спустились ни с чем. Тогда собрались несчастные люди-дикари на самой большой поляне и приступили к выяснению обстоятельств. Сгоряча съели нескольких особенно ретивых участников собрания, но постепенно разговор перешел в конструктивное русло. И все снова поняли, что ничего опять не поняли.

Почему, в самом деле, было все так хорошо, и вдруг все стало так плохо. Племя вынуждено было пойти на чрезвычайный шаг: обратиться к отшельнику, который давно уже жил посреди всех в полном одиночестве и превратился совсем уже в одичавшего дикаря. Было время, когда он докучал всем и пытался направить соплеменников на путь истинный, но получал в ответ насмешки и оскорбления. А все потому, что он понимал прошлое и немного видел будущее.

Отшельник появился на поляне, молча взял за руку бедного Нафиг-Нафига, которой тот пытался прикрыть срамное место. Вместе они поднялись метра на четыре по скале возле поляны. После чего Отшельник велел бедолаге прыгнуть вниз, тот долго не решался, а когда решился – очень сильно ушибся. Племя, затаив дыхание, смотрело на ушибленного нагого Нафиг-Нафига, а отшельник со скалы вещал всем негромким, но очень проникновенным голосом:

- Все вы, дорогие мои соплеменники, когда-то находились внизу, под скалой. И обменивали палки-копалки на раковины брюхоногого моллюска Mesogastropoda. – Дикари радостно закивали, они не ожидали такого простого объяснения такой сложной проблемы.

Отшельник неторопливо оглядел собравшихся, а когда убедился, что дошло почти до всех, продолжил:

- Избыточные платежные средства подняли ваше благосостояние гораздо выше, чем беднягу Нафиг-Нафига, но нарушили равновесие или баланс. Чтобы вернуть равновесие вам придется вернуться вниз под скалу к раковинам брюхоногого моллюска Mesogastropoda. Кто-нибудь хочет подняться выше и упасть?

- Нет! Нет! – уверенно загалдели дикари.

- Да! Падать неприятно, но вы уже падаете, придется смириться. Главное не упасть гораздо ниже. А для этого надо работать. Я понимаю, что многие из вас уже разучились, но если сидеть и ждать, что разрушенный дом восстановится сам, можно замерзнуть. Чтобы жить немного лучше – надо работать намного лучше! Я говорил вам это, но вы не слушали. - Дикарям стало неожиданно стыдно. Все помолчали.

- Большая белая обезьяна, благодаря эволюции и ценой нечеловеческих усилий, стала прародительницей нашего племени. – Собравшиеся, привычно обернулись и поклонились огромному чучелу, украшенному бусами и цветами. - А теперь, представьте себе: что ей приносят свежую горячую пищу три раза в день, моют, чешут. Скажите: зачем ей тогда тужиться, уродовать себя и превращаться в человека?

Все нахмурились и задумались: кощунствует отшельник или нет.

- Вот и вам последнее время все валилось под ноги, как из рога изобилия. В результате, вы обленились и совсем разучились трудиться. Возможно, новые трудности подвигнут вас к новым открытиям и вы изобретете колесо или электричество….

- Ладно! – сказал Нафиг-Нафиг. – Я работать пойду, на фиг. Копать буду, руками пока. Долг надо Хапе-Хапе отдать и на палку-копалку зарабатывать. Вслед за ним заторопились трудиться остальные соплеменники. Они могли смириться с голодом, холодом, любой нищетой, но чтобы кто-то жил лучше…. Этого они не простили бы никогда и никому, (кроме двух вождей).

Все потянулись к своим делам, кто-то к привычным, кто-то к забытым. Хапа- Хапа пошел к себе в хижину считать раковины брюхоногого моллюска Mesogastropoda. Вскоре, остался один Отшельник. Он сидел на скале, дышал свежим ветерком и щурился на заходящее солнце. Солнце неторопливо скрывалось за горизонтом, погружая окружающее в бархатные объятия бездонной тропической ночи, уступая место на небосклоне мириадам далеких братьев и сестер, чтобы утром ласково тронуть теплыми лучами заснувшую Землю и сказать ей тихонько:

- Пора вставать! Просыпайся родная!

Где-то рядом за скалой, прощаясь с солнцем, затянула свою песню ночная птица, еле слышно ступали чьи-то лапы по тропе к ручью. Отшельник с высоты своей смотрел на эту великолепную картину, позволяя ветру трепать свои спутанные волосы. Ему было очень спокойно. Наконец, его услышали.

С. Небогатый
вперед и вверх

ненависть

НЕНАВИСТЬ

Эти драматические события произошли в самом начале исторического пути великого и могучего народа тушканчиков мохноногих.
Только чудо спасло этот народ от катастрофы.
Разумеется, все изложенное здесь чистая правда и конечно произошло это очень давно. Очень.

Начиналось все более чем обыденно: роскошным осенним вечером, когда солнце не в состоянии нагреть легкий прозрачный воздух, и окончательно смирившись, уступает место вечерней прохладе, у одной почтенной пары родилось пятеро детенышей.
Были они здоровенькие подвижные и с виду весьма похожие на остальных мохноногих тушканчиков, но при ближайшем рассмотрении, у одного из них на кончике хвоста проступало небольшое белое пятнышко.
Увидев это, глава семейства посмотрел на супругу свою долгим и выразительным взглядом, а она только пожала плечами и отвернулась.
Счастливые родители забыли об этой маленькой особенности своего ребенка.
Но окружающие не могли не заметить его уродства.
Как только малыши научились выбираться из норки, на их несчастного братца обрушился поток насмешек и оскорблений. Каждый член сообщества считал прямым долгом своим либо пнуть белохвостого, либо сказать ему что-нибудь нелицеприятное (нехвостоприятное). А через полгода всех поразило ужасное событие: в соседней семье родилось сразу два белохвостых малыша.
Экстренно на краю поселения собралось все население песчаной долины, обсуждать создавшееся положение. Первое слово на собрании взять никто не решался, все осознавали серьезность положения.
Пока тушканчики напряженно молчали со стороны норок примчался опоздавший, и окончательно поверг сообщество в панику - в третьем семействе родилось еще двое белохвостых.
Тут прорвало всех одновременно: из оглушительного свиста и писка, который проносился над собранием, вырисовывался ПРИГОВОР.
И белохвостых выселили за ручей на другой край прекрасной песчаной долины, который тушканчики называли "Тот который за глубокой рекой".
Так уж повелось теперь, что всех рожденных белохвостыми изгоняли на другой берег долины, а если вдруг у белохвостых рождался чернохвостый, он так же отправлялся за "глубокую реку", сопровождаемый самыми крепкими выражениями, а иногда тумаками и оплеухами.
Таким образом, задолго до австрийского монаха-натуралиста Грегора Иоганна Менделя тушканчики начали грандиозный селекционный эксперимент и автор склонен предполагать, что им, и принадлежат лавры основателей великой науки генетики.
Не сразу, но со всей очевидностью обитатели долины у огромной реки убедились, в том: что жители другого берега - не только отличаются внешне, но и свистят совсем по-другому, прыгают абсолютно неправильно, а главное пахнут совсем иначе - неприятно.
Росла и крепла взаимная ненависть подпитываемая брезгливостью и презрением.
Все свободное время проводили они теперь на берегах, обсуждая противную сторону. Обычные занятия были заброшены: зачем рыть норки, собирать зерна злаков и ловить насекомых, когда есть более важное и более интересное занятие - находить все новые и новые недостатки у своих недругов, придумывать им обидные прозвища и делиться с окружающими своими переживаниями.
Шло время, тушканчики худели, глаза у них тускнели, норки разрушались, и детишек рождалось все меньше и меньше, а они все продолжали бесконечную свару на берегах мелкого грязного ручья.
Котел взаимной неприязни раскалялся все больше. Он уже давно грозил взрывом. Взрыв был неминуем. И он произошел.
Случилось это незадолго перед рассветом, когда чернохвостые, вдоволь наругавшись через водную преграду, направились к своим норкам передохнуть недолго, и набраться сил перед очередным скандалом. По дороге они оживленно обсуждали, свою удаль. Хвастались друг перед другом, а когда пришли: застыли, как вкопанные.
Две лучшие зимние норки были безнадежно испорчены. Входы разрыты, песок разбросан, а замечательные ходы - по три, а иногда даже по пять метров глубиной полностью засыпаны.
Сначала все долго стояли, не в силах сказать ни слова. Потом как электрический разряд, всех одновременно поразила одна мысль: "Белохвостые!!!!!". Кто-то даже выдохнул: "Белохвостые!!!", сомнений не было.
Теперь это были уже не просто тушканчики, это был единый отряд, устремленный к единой цели. Сердца их окаменели, морды сделались спокойными и уверенными. Отряд развернулся и поскакал к "Большой реке". Они прыгали молча ровными шеренгами, плечом к плечу. "Смести!!! Смести с лица земли этих белохвостых!!!".
Казалось, земля дрожит от их поступи. И все живое в ужасе прячется.
Но с другой стороны надвигался такой же отряд. Это были белохвостые. Они уже переправились через реку и спешили разделаться со своими недругами. Сотни несгибаемых бойцов прыгали на страшную битву. Может быть, их последнюю битву.
Два отряда сближаются друг с другом ….. еще миг и прекрасную песчаную долину оросят реки крови ……

Косая тень прочертила линию по полю сражения и на время пропала, но этого было достаточно.
Не было уже двух неотвратимых отрядов. Несгибаемые бойцы прыгали, скакали, бежали, ползли друг через друга, друг по другу, смешавшись в одну беспомощную толпу.
Некоторые пищали от ужаса, кто-то свистел…. Когда вся эта масса пересекла поле, и добралась до ближайшей ямки, она стала вваливаться в нее с той же энергией, с которой еще недавно рвалась в бой. Тушканчики прыгали в яму, набивая ее до краев своими телами, они тесно прижимались друг другу, и когда предпоследний свалился в нее, все затихли и закрыли глаза.
Последний же отчаянно скакал на другой конец песчаной долины, может, от страха у него помутилось в голове, может быть, он наоборот считал себя самым умным (что в принципе подтверждает первое предположение - прим. автора).
Где-то там высоко в небе, под самым солнцем огромная птица остановила свой полет.
Тень уже не чертила стремительную черту, а замерла на мгновение, Потом крылья сложились причудливым углом, и кривой острый клюв ее бросился в атаку, в стремительном падении. Перед самой землей, одним уверенным взмахом падение было остановлено, и вместо клюва появились две лапы в пушистых шароварах…
Еще миг и тельце тушканчика уже беспомощно бьется в острых когтях.
Двумя широкими взмахами коршун набрал высоту и неторопливо направился к горизонту.
А тушканчики почти до самого вечера находились в яме. Чернохвостые с белохвостыми переплелись в один монолит, некоторые, даже обнялись, опасаясь вздохнуть и открыть глаза.
***
Под огромной скалой в прохладной тени Лев ожидал завтрак. Помимо этого важного занятия он еще боролся с мухами. Это было нелегко. Проворные мухи отлетали на мгновение и снова облепляли высокую руководящую персону.
- Никакого уважения - думал Лев, лениво встряхивая гривой. Мухи словно ждали этого движения. Оторвавшись на секунду от огромной морды они снова жадно набрасывались на нее и суетливо ползали, толкаясь и мешая, друг другу.
От досады на приставучих двукрылых Лев даже не заметил как с запада, и с востока к нему приближались две группы тушканчиков.
Он удивленно поднял голову, когда один оратор из западной колонны возмущенно запищал
- Эти белохвостые! Их нужно гнать из песчаной долины!! Они просто недотушканчики!!!
- Кто они? - Недоуменно спросил Лев, отмахиваясь от восточной группы, где тоже выступил свой предводитель и свистел примерно те же лозунги.
-У них хвостики белые - промямлил насмерть перепуганный оратор западных и обреченно закрыл глаза.
Огромная львиная лапа сгребла его, поднесла высоко наверх к самым глазам, потом та же участь постигла восточного предводителя.
Лев долго рассматривал сначала одного, потом другого и по всему виду его было видно, что он не находит никаких различий.
Водворив их на место, он допустил досадную ошибку, которую в этом напряжении никто не заметил: чернохвостого оратора он поставил к белохвостым, а белохвостого наоборот. Оба они беспомощно присели на дрожащих лапках и обмякли.
-Да-аа! Вопрос сложный! И запущенный. - сказал Лев, и негромко рявкнул куда-то за скалу.
- Геккона сюда!
Через минуту из за скалы стремительно мелькнуло что-то, пронеслось мимо льва, тушканчиков, потом по отвесной скале, а когда остановилось все увидели, что это геккон гребнепалый. Он остановился так резко, и застыл в такой неподвижности, что всем показалось, будто он давно находится тут.
-Это наш выпускник … - Лев замялся, а у Геккона быстро заходил кожаный мешок на горле.
-Извини Геккон!... Уже аспирант! Он занимается у нас социальными проблемами, а тут у тушканчиков как раз проблемы. Они поделили себя на чернохвостых и белохвостых, а теперь испытывают друг к другу неприязнь. Побеседуй с ними.

Лев давно руководил зверями. Он быстро схватывал суть проблемы и умел точно выразить ее двумя тремя словами.
-Те кто предпочитают ксенофобию толерантности… - защелкал геккон с гнусавыми подвываниями, но оглянувшись на Льва, поднял горизонтально переднюю левую лапу. Нервно облизал глаз, быстрым раздвоенным языком, и продолжил ровным спокойным голосом.
- Если в каком-нибудь народе большинством овладевает какие-то идеи, они становятся идеологией. Используется она для достижения политических задач. Как правило - те, кто занимается политикой, тратят очень много сил и средств, чтобы внедрить в массы идеологию. - Геккон поменял передние лапы: теперь он отставил в сторону правую, а на левую оперся и продолжил:
-А вы сами заточили себя, как инструмент для выполнения, чьих то неизвестных задач. И заточили идеологией ненависти!
Тушканчики почувствовали смутное томление, некоторые даже ощутили себя в чем-то виноватыми.
- Ненависть - это опасное заболевание, оно разрушает больной организм и поражает многое вокруг, и лечится ненависть Любовью.
- Где это вы проходили? - вскинулся, задремавший было Лев.
- Это я сам так понимаю. - ответил Геккон, скромно потупившись, шкурка его порозовела. Он опустил лапу и начал покачиваться в такт словам. Было видно, что говорит он от души.
-Только Любовью, Любовью к жизни, Любовью к себе, Любовью к окружающим. Это может быть и трудно находить в других хорошее, а не плохое, но только сначала. Когда те, кого ты любишь, поймут это - тебе легче станет!
- Даже коршун? - спросил кто-то из тушканчиков.
- Да и даже коршун!!! - запальчиво крикнул Геккон и обернулся назад. Тут все увидели, что хвоста у него нет.
-Это трудно полюбить коршуна! Но нужно. Не ему это нужно - Вам! Только держитесь от него подальше.
Все снова посмотрели на хвост Геккона.

Обратно Тушканчики прыгали беспорядочной толпой. Они думали.
Среди них еще были группки, которые сторонились друг друга, но не было уже двух отрядов.

-Как ты думаешь: они поняли? - спросил Лев Геккона.
- Вряд ли, но то, что некоторые из них задумались - уже хорошо! Мы вывели их из замкнутой системы взаимной неприязни. Некоторым стало стыдно. К сожалению не всем, а только тем, кто на это способен.
Туча песка, гонимая ветром охватывали горизонт. Она поднимались все выше, и грозила заслонить даже солнце, поглотить все вокруг.
- Как ты думаешь: мимо пройдет, или нас захватит - спросил Лев Геккона.
- Мимо - уверенно ответил тот.
За холмом скрывались последние тушканчики, Геккон поднял теперь заднюю лапу, а Лев ожидал завтрак.

Вот ведь как бывает.
Планета то у нас одна, и мы не можем позволить себе роскошь ненавидеть сегодня одних, завтра других, а потом всю планету. Отторгнет она когда-нибудь всю ненависть, вместе с теми, кто ее разносит.


С. Небогатый
вперед и вверх

день единения народа?

День единения народа?
Как человек нечуждый биологии представляю себе причину "единения сообщества": только стихийное бедствие может заставить представителей разных видов совершить "единение" на короткий момент во имя спасения всего сообщества. Потом хищники снова гоняют травоядных, самцы теснят самцов и начинается обычная здоровая конкуренция.
С народом тоже самое. Либо стихийное бедствие, либо война могут заставить народ "объединиться". Потому что совокупность интересов и составляет общие интересы. (см. совокупность противоречий)
Так что мы будем праздновать? Войну? Потоп?
вперед и вверх

финансовый кризис - путь к очищению?

КРИЗИС (от греч. krisis — решение, поворотный пункт, исход),
резкий, крутой перелом в чем-либо, тяжелое переходное состояние (напр., духовный кризис).
КРИЗИС, в медицине — перелом в течении болезни, обычно сопровождающийся резким снижением повышенной температуры тела.
Так говорят энциклопедии, я придерживаюсь второго понятия – медицинского, относительно того, что творится сейчас в России. Организм моей страны тяжело болен. Симптомы болезни можно сформулировать просто – падение нравственности:
1. Ложь.
Многие годы преобладала у нас. Вооружаясь до зубов, кричали о мире. Запретили свободный труд (предпринимательство), ограничили свободу передвижения (по миру), тотальная цензура и при этом объявили страну самой свободной. «Свободные выборы» из одного кандидата нерушимого блока коммунистов и беспартийных.
Сейчас ложь распоясалась и расползлась по всему организму. Мораль и раньше не превалировала в советском обществе. Пример: пресловутые шесть соток доставшиеся садоводам в восьмидесятые годы были обустроены, в большинстве случаев, стройматериалом «с работы», привезенным знакомым шофером, тоже с работы. Рынок стройматериалов практически отсутствовал. Вот и тащили, доски, кирпичи, стекло, старые двери и прочее. Колхозники тащили продукты, с обувной фабрики - обувь, как шутил Жванецкий:
- Что охраняешь – то и имеешь.
Социалистическая собственность воспринималась с юмором, частная с ненавистью, (кроме своей). С такими «понятиями» народ наш перевалил через бури перестройки и вступил в новые капиталистические отношения. Возможности тащить и растаскивать увеличились в разы. Да к тому же еще и границы открылись. Алчность, в союзе с непорядочностью составили фундамент новой религии: вместо Библии - гламур, вместо Бога – деньги.
2. Безответственность.
Если сторожу сторож понадобится - настанет конец света (грузинская пословица). Есть дисциплина внутренняя, которая взращивается в человеке с детства, при помощи воспитания и ПРИМЕРА окружающих. Внешнее воздействие должно подправлять поведение тех, у кого дисциплина внутренняя не справляется. Подавляющая часть населения все меньше подвержена дисциплине внутренней, все меньше примеров для подрастающего поколения и некому уже почти оказывать воздействие внешнее. В результате, начиная какое-либо дело, начинающий озабочен не успешным его завершением. Им, к сожалению, чаще движут интересы собственные, корыстные см. пункт первый.
3. Некомпетентность.
Купить диплом или курсовую, оплатить экзамены, поступление, безответственность благодаря безнаказанности в преподавательском составе, готовят нам с вами «достойную» смену. Цена диплома соответствует цене специалиста на рынке труда. Страшно подумать, что ждет страну с таким поколением в будущем! Пораженные взрослыми пороками в начальной школе многие учащиеся к сожалению не становятся высокоморальными людьми и эффективными работниками. Усугубляя общую некомпетентность общества.
Печальный итог.
Кругом роскошные «бизнес-центры», в которых благодаря сверх доходам на нефть распределяются и распределяется по необъятным просторам России привезенная продукция с чудовищными потерями, благодаря коррупции, безответственности и некомпетентности на руинах российского производства и сельского хозяйства. Если, кто в последнем сомневается, пускай посмотрит вокруг и определит – сколько продукции отечественного производства он использует каждый день. А если у кого-то еще трудится стиральная машина старушка Сибирь, поменял бы он ее на современную импортную? Миллионы лишних рабочих мест усугубляют безответственность исполнителей. Без гостарбайтеров не работает ни одно из направлений реального сектора экономики. Развращенный безответственной «трудовой деятельностью» народ, вряд ли двинет экономику даже при благоприятных условиях.

Вот в этом всем причина кризиса в России. Если сигнал, который подал нам кризис, не будет услышан и не повернет сознание людей в нужном направлении, ждите дальнейших потрясений.
А что власть? Она такая же часть народа.
вперед и вверх

ИСПЫТАНИЕ

ИСПЫТАНИЕ

Огромный парусник, разукрашенный победными флагами, отчаянно трубя фанфарами, оглушая изумленных соседей, попал в первый шторм. Штормы нередко встречаются в житейских морях, но этому кораблю до сих пор везло. Попутный ветерок, сменялся обычно полным штилем. Благодушное настроение царило на корабле. Капитан, Старпом, команда и пассажиры, неустанно славили строителей корабля, самого Капитана, конечно, Старпома, команду и даже немного самих пассажиров. Правда, среди них встречались очень странные, (если не сказать больше), которые мешали общему празднику. Они уверяли окружающих в том, что судно построено неправильно, что плывет оно не туда. С ними, конечно, боролись, как могли, в этом Капитан, Старпом, команда и большая часть пассажиров были единодушны. Потому, что только они любили свой корабль. Верхняя палуба его была очень нарядная, ее всегда чистила и драила специально обученная часть команды. Еще на верхней палубе было много красивых кают и каюток. В них жили самые «лучшие» члены команды и самые «лучшие» пассажиры. Они то и рассказывали всем остальным, как хорошо на корабле. В таких же каютках жили фанфарщики, которые трубили радостные песни и марши про славного Капитана и, разумеется, Старпома. Вся эта компания никогда не спускалась в трюм, в машинное отделение. А зачем? Оно и так прекрасно себе плывет!!! Если кто сомневается - пускай послушает наши замечательные марши. А если не перестанет сомневаться.… Справимся мы с этой горсткой недовольных!!! И все так хорошо было, радостно, легко. А тут шторм. Паруса сразу сорвало, мачты трещат, вот-вот упадут. Двигатель в машинном не запускается. Засуетились все. Фанфарщики ерунду какую то дудят. У них все ноты про победы, все в мажоре. А главное кораблем управлять никто не умеет. Вот ведь беда, какая!
Самое страшное, что это только первый порыв шторма был. Другие корабли паруса спустили, люки задраили, машины завели и галсируют по волнам. (Путь свой продолжают, только зигзагом специальным, чтобы борт волне не подставить). А у нашего проблемы. Еще почти никто не знает, что КОРАБЛЯ НЕТ! Есть только эта самая палуба нарядная, а под ней черти-что: бочки какие-то привязаны, обрывки веревок, хлам старый и скреплено все это ЛОЖЬЮ! А ложь для строительства кораблей самый неподходящий инструмент. Крысы уже скоро побегут. Но главное, чтобы паника не началась. Очень тяжело в море все перестраивать, да еще во время шторма, но если не начинать, (причем срочно!) Беда!
вперед и вверх

Кризис на фондовом рынке, доллар, евро

Не будучи специалистом, все-таки, рискну заглянуть в калашный ряд и осветить сей вопрос. Что такое (на мой взгляд, естественно), российский фондовый рынок для иностранного инвестора? Предлагаю вернуться в далекий 1998 год. Тогда государство видимо остро нуждаясь в средствах выпускало ценные бумаги с сумасшедшими дивидендами. Назывались они ГКО. Любому, даже не грамотному в экономическом плане наблюдателю было ясно, что это финансовая пирамида. Играли в ГКО два разных типа игроков. Первые - люди очень наивные, полагавшие, что государство их не обманет :))))). Вторые – авантюристы, (не путать с аферистами, авантюристы бывают хорошие), наживавшиеся на баснословных дивидендах, готовые в любой момент, то есть, когда почувствуется приближение кидалова дефолта, сбросить акции и уйти с рынка. Дефолт, конечно, произошел неожиданно. Кто-то успел, кто-то нет. Когда рынок стал потихоньку приходить в себя, на него вернулись игроки. Наивных стало чуточку меньше, (некоторые из них способны обучаться на своих ошибках), а авантюристы вернулись. Но публика эта ненадежная, как, впрочем, и российский рынок, исключительно сырьевой, и готова прыснуть при малейшем шорохе, как стайка рыбок у берега. Министерство финансов России удивляется - почему наши бумаги на рынке имеют заниженную цену? Да уж! Доверие заслуживается столетиями. Не надо строить пирамиды!
Теперь давайте посмотрим на структуру нашей экономики. Сырьевая! Падает цена на нефть, сразу денег меньше от продажи, и бумаги валятся. Так ведь мало того, что наша экономика сугубо сырьевая, она еще у нас и монополизированная безмерно. А самое кошмарное – она продолжает это делать. Монополизируется до абсурда. Разумеется, монополии цены назначают либо из пальца, либо с потолка. Появляются недовольные. А теперь вопрос: кто может с монополиями справиться? Правильно!!! Самые главные. Так вот они, каааак рявкнут, (иногда). А рыбешки с рынка прыск…. И сидят мальки в траве за корягой, ждут. Приходится самим же свои же бумаги покупать. А что делать? Если остальным страшно. (Про войну вообще молчу).
Я думаю, чтобы самым главным цены из пальца не высасывать (не царское, все-таки дело!). Надо Госплан возвращать. А он уже нам скажет: сколько надо валенков делать на душу населения, сколько балалаек, а сколько кефира. И главное почем. Вот такой у нас рынок - управляемый.
Хотел точку ставить, но заголовок посмотрел. А что доллар-то? А что евро? У них есть чем это все подкрепить. Мы сами в это одеваемся, ездим, работаем на этом на всем, кушаем даже это. Хорошо, что нефть с газом пока берут! Но ведь они же нехорошие! Они же альтернативные источники энергии разрабатывают. А мы смотрим на них и переживаем. Обидно! Правда?
вперед и вверх

ВРЕМЯ РАЗБРАСЫВАТЬ КАМНИ

ВРЕМЯ РАЗБРАСЫВАТЬ КАМНИ


Есть такие моменты в истории человечества, вспоминая которые жалеешь, что не стал их участником. Как здорово было бы с Колумбом на «Санта-Марии» или «Пинте», с «Ниньей» стремиться отыскать свой путь в далекую Индию. С Жанной Дарк мчаться на храпящем коне вслед за ее возгласом: «Кто любит меня! За мной!» навстречу английским лучникам за которыми ожидает отборная рыцарская конница, стараясь не думать о худшем, опьяненным бешеной скачкой и причастностью к Великому Делу. Или с Дарвином на корабле «Бигль» исследовать вьюрков на Галапагосских островах. Хочется поставить перед собой достойную задачу и полностью отдаться ее воплощению, невзирая на трудности, даже опасности, преодолевая сомнения, слабости свои. Белой завистью завидую тем, кто в спорах рождает истину, недосыпая, забыв перекусить, и с трепетом ждет в решающий момент…. Полетит оно? Или не полетит? А когда оно все-таки летит! Черт его побери!!! Испытывает непередаваемый восторг: « Я это сделал! Мы это сделали! Все говорили «Невозможно!», а оно летит! И еще как!»
И уж очень тоскливо, когда попадаешь в другое время, прямо противоположное, когда даже романтические профессии сопряжены с всякими непотребствами. Человек, который в такие времена ищет свою «Санта-Марию» или «Фрам», вызывает недоумение и раздражение: «Что? Ему больше всех надо?». А если, что и получится у него, то вместо радостного: «А наш-то! Смотри! Сумел таки! Молодец! А мы не верили!» получает зависть и злобу.
Бывают такие времена!
«Всему свое время, и время всякой вещи под небом:
время рождаться, и время умирать; время насаждать, и время вырывать посаженное;
время убивать, и время врачевать; время разрушать, и время строить;
время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать;
время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий;
время искать, и время терять; время сберегать, и время бросать;
время раздирать, и время сшивать; время молчать, и время говорить;
время любить, и время ненавидеть; время войне, и время миру.»….

Итак, увидел я, что нет ничего лучше, как наслаждаться человеку делами своими: потому что это - доля его; ибо кто приведет его посмотреть на то, что будет после него?
Книга Екклезиаста

Вот и я хочу наслаждаться делами своими, но не могу. То есть, дела, конечно, делать можно, но какой ценой? Ни шагу не ступить без встречи с коррупцией, обманом и им подобным. Я уже не о высокой духовности говорю, а об элементарной порядочности. Ведь честь уже даже не продается, ибо ни кому не нужна. Не ходовой товар в этом времени. Даже разговоры на эту тему вызывают или
раздражение, или усмешку. А кажется все так просто. Собираются люди, выбирают тех, кому доверяют управление страной. Формируют органы законодательные. Они издают законы, по которым людям легче жить и работать. Потом избирают органы исполнительные, которые честно занимаются своим делом и следят, чтобы законы на самом деле исполнялись, ПРИЧЕМ ВСЕМИ. А если что-то идет не так, то выбранные теми же людьми судебные органы разбираются в сути конфликта и принимают независимые решения. При этом деятельность всех вышеупомянутых направлена на то, чтобы всем, повторяю ВСЕМ, было легче жить и работать. Все просто, но не в эти времена.
Вот хочется одному моему товарищу заниматься производством. Умеет он это, дело свое в совершенстве знает и организатор хороший. Может быть, если ему волю дать, он автогигант построит получше БМВ какого-нибудь. Не сразу, конечно. Так ведь и курочка по зернышку клюет. Что ему какой-нибудь француз или норвежец посоветует?
- Иди, - скажет, – Дорогой! Прямиком в банк. С бизнес-планом конечно. Оттуда бегом покупай участок земли на кредиты, возводи ангар, подводи энергетику, завози оборудование и вперед! Настал твой черед! Нанимаешь сотрудников и делаешь продукцию. Платишь свои налоги, а прибыль на развитие.
Только не вздумайте так на самом деле делать! А то начитается кто-нибудь и побежит по этому кругу… Хорошо, если банк ему сразу кредит не даст (что самое вероятное). А то столкнется мой приятель с таким «сонмом бед», что задумается: «забыться, умереть, уснуть и видеть сны, иль оказать сопротивление». Деньги потеряет, а кредит не вернет. За каждое движение взятки непомерные, а сроки решений непредсказуемые. Проще дом построить, чем с архитекторами согласовать. Но строить негде. Земли в нашем государстве не хватает. Если не верите, попробуйте под промышленную застройку купить. Те, кто эту дорожку знают, сами не пойдут. Невозможно. Если вот только Баба-Яга клубок волшебный даст. Клубок покатится и ты за ним. А без Бабы-Яги или Василисы-премудрой не суйся. Камень, правда, не стоит на дороге с предупреждением: «Налево пойдешь….», но костей по тем дорогам немало валяется.
В сарае БМВ не построишь, не пытайтесь даже. Время одиночек прошло. Даже компьютер завалящий, или МР3 плеер на коленке не сделаешь. Мой приятель, может быть, пошел бы в какой-нибудь творческий коллектив ХАЙ-ТЭК двигать, развивать, но не видно его на горизонте. А ведь всем известно – если вперед не идти, будешь все время скатываться назад. Тем более, что все вокруг идут вперед. Это я к тому, что мне за державу обидно. Дорожки, которые к свободному труду ведут у нас все больше и больше бурьяном зарастают. Ведь только свободный труд, свободно собравшихся людей, цивилизацию двигает. Мы стоим на обочине с бочками нефти и смотрим, как соседи мимо нас мчат, впереди идущих догоняют, торопятся. Нам только и остается спорить, что лучше ездит: японская тойота или немецкий мерседес, и с болью в сердце смотреть, как те - «другие» разбрасывают камни, которые собирали до них.
вперед и вверх

Цхинвали

Не понимаю!
Зачем российское руководство хочет отстраивать Цхинвали?
На чужой территории! Логичнее было запланированые деньги потратить на строительство нового города для осетин на российской территории.
Так сделали бы те кто на самом деле хотят урегулировать конфликт.
вперед и вверх

Грузия - Осетия

Крушение империи.
Что происходит в Осетии?
Логичное продолжение развала огромного и нелепого СССР. Ну не хотят тащить повозку конь и трепетная лань. Два барана тоже не хотят, Лебедь Рак и Щука хотят, но не могут. Догонять чужие повозки с таким экипажем дело безнадежное. Чужие с азартом тянут, цели общие видят, помогают друг другу.
СССР еще не до конца развалился. Обломки еще долго разлетаться будут, угрожая катаклизмами и катастрофами.

А что делать?
В данном конкретном случае учиться и причем желательно на чужом опыте. Есть примеры. С одной стороны пример Югославии, с другой стороны Чехословакии. Пример Чехословакии на Кавказе, правда опоздал. После кровопролития добрососедства не жди. Вижу две задачи.
1) Прекратить бойню.
У Евросоюза сил хватит. Ввести нейтральные войска и объявить четкие условия. В случае нарушения перемирия воинские подразделения нарушителя уничтожаются, а нарушения учитываются при разборе конфликта. С мирными жителями не воевать ни при каких обстоятельствах.
Объявить "зону без оружия", (т. е. ношение, хранение, изготовление и т. п.) по обеим сторонам границы на ??? километров. (Я не эксперт). Зону патрулировать и нарушителя запрета судить и сажать на большие сроки. В случае нарушения правил перемирия правительственными органами объявлять руководство страны вне закона с международным уголовным преследованием. (Хуссейн и Милошевич будут им уроком)
2)Разрешение конфликта.
Земля Грузии принадлежит? Грузии! Живут Осетины? Осетины! Необходимо выбрать арбитраж этого конфликта, причем обеим сторонам. Тех - кому обе стороны доверяют: общественных, политических, религиозных деятелей из разных стран.
Осетинам предложть выбор:
Либо живешь по грузинским законам.
Либо перезжаешь.
Подбирать земли для переселения непримирых. Сложно, но нужно искать консенсус. Изыскать средства. Если бы деньги, которые на оружие тратятся на разрешение конфликта пустили, продвинулись бы уже достаточно далеко.
Процесс это конечно очень нелегкий, но другого пути, пожалуй, нет.
А то что Саакашвили неправ, мне кажется, всем понятно. Только уподоблятся ему не нужно.
вперед и вверх

(no subject)

... если быть до конца откровенным, была у меня в путешествии встреча еще с одной дамой.
Она была груба и невоспитана и я почти забыл ее. То что летит в сторону объектива - оказалось камнем. Только отличная спортивная подготовка фотографа спасла фотокамеру.